Места под солнцем нет. Главные вызовы рынка земли для Харьковщины

26.07.2021

Харьковская область занимает третье место в Украине по пахотным площадям. По информации облгосадминистрации, только территориальные громады региона могут выставить на торги около 36 000 га земли. А согласно сообщению пресс-службы Минагрополитики от 22 июля, за первые три недели после открытия рынка земель сельхозназначения по стране заключили уже 1592 сделки в отношении 2445 га угодий. По этому показателю Харьковская область находится на втором месте, между Полтавской и Винницкой: здесь продано 310,7 га. Цена гектара при этом стартует всего от 2700 гривен. Связан ли такой аукцион невиданной щедрости с некой схемой, или речь идет о неплодородной территории на отшибе, где нет ни дорог, ни коммуникаций, ни населенных пунктов – не уточняют, но даже единоразовая акция с такими ценами заставляет задуматься.

Говорят порой, что жизнь глубинки похожа на сонное царство. Говорят, что в селах и небольших городах она течет спокойно, размеренно и ничего с годами не меняется. Но так кажется только на первый взгляд. За всей этой сонной внешней размеренностью скрываются боль и несчастья, безнадежная нищета, дикий произвол властей. Государству и впрямь было бы очень удобно, если бы люди сами поверили в то, что их жизнь спокойна и безмятежна, и если бы они, поверив в это, ушли в беспробудную алкогольную спячку. Но проблемы, порожденные общественным устройством, упорно не хотят исчезать.

Начнем с самого общего. Как и 200 лет назад, по всей Украине экономически и политически по-прежнему правит бал консервативный сословный уклад, который в разных регионах имеет свою специфику, но суть везде одинакова: вассальные отношения и места кормления. Страна состоит из десятков тысяч поместий и городов-государств, выкупивших себе вольную от бояр и находящихся в подчинении у местной знати. Главной фигурой по-прежнему остается помещик, как бы он ни назывался — крупный фермер, высокопоставленный силовик, влиятельный политик или криминальный босс. Сама властная вертикаль во главе с президентом — ни что иное, как синьориально-вассальная зависимость, в которой вассал получает в управление свой феод и обязуется выплачивать синьору налог с места кормления. Отличие современной помещичьей системы от дореволюционной только в том, что у помещика добавилась новая обязанность: обеспечивать синьору голосование холопов в его пользу.

«Нам на губернаторов ставят «такое», как Айна Тымчук, чтобы были порешаны все вопросы, область спала, медицину завалить, всех придушить, замордовать бездорожьем, отсутствием транспортного сообщения, локдаунами и др. Создание проблем: все при деле, то есть заняты. И это президентская инициатива — верхней власти — так нас развлекать. Эта должность назначается как смотрящего сверху. Чтоб область следовала нужным курсом, то есть к развалу. И тут — бабах — право распоряжения землей передают ОТГ, типа демократия, но главы ОТГ контролируются кем? Тоже губернатором. Именно он должен осуществить патронирование сейчас тихого, милого процесса распродажи всего по винтикам, до клочка! — поделилась с нами в начале лета на условиях анонимности организаторка тарифных протестов в Харькове. — Сейчас по всей области творит беспредел «Харьковгаз». Это Купянск и другие регионы — не только Лозовая и Борки. Должников и с работы забирают, чтобы открывали дома. А в противном случае грозят рыть возле дома и перекрывать газ самостоятельно. Суть в подписании кабальных договоров по газу, когда эти газовые коммерческие структуры вдруг вместо эксплуатационных услуг становятся чуть ли не хозяевами всего украинского газа и газотранспортной системы по области. Кто ж это крышует? Не замечает? Не губернатор ли? Но эта фигура при любой смене лиц останется неизменной в своих функциях».


На Залютино передел сфер влияния, по-видимому, начался еще задолго до земельной реформы

Помещик собирает необходимую сумму поборов со своей территории и передает в королевскую казну. С прибыльностью бизнеса это связано слабо — есть феодальный оброк, который нужно уплатить независимо от экономической конъюнктуры. Если король идет на войну, нужно выставить требуемое количество мобилизованных рекрутов. А всё остальное принадлежит феодалу. И крестьяне обычно вполне довольны: пусть барин сам живет и другим работу дает, радеет за свое поместье, иначе без рачительного отца-хозяина всё придет в запустение. Феодал является и главой судебной власти у себя на территории, верша правосудие в феоде согласно сложившимся на селе понятиям и собственным представлениям о добре и зле. К государственной законности это тоже не имеет почти никакого отношения.

Помещик также отвечает за поддержание определенных социальных стандартов у себя в поместье, чтобы крестьяне не разбежались кто куда. Его неписаной обязанностью является оказание некоторой помощи попавшим в беду односельчанам. Отмена моратория на продажу земли подрывает эту систему минимальных гарантий и договоренностей, кое-как устоявшуюся на неформальном уровне и обеспечивающую на украинской периферии определенную стабильность (пусть эта стабильность и похожа на кладбищенскую). С данным балансом, в частности, было связано отсутствие массовых выступлений крестьянства против вытеснения его крупным капиталом в предыдущие десятилетия: мелкие хозяйства вполне научились сосуществовать с агрогигантами, производя продукцию для других сегментов рынка. Так что с приходом на село иностранных корпораций и банков, которым посполитый люд продаст свои участки, если доход от них будет сопоставим с налогами, мы вполне сможем увидеть немало разбитых окон, голов и карьер. Не зря в кризисные времена традиционному обществу свойственно резко интенсифицировать свои архаичные установки, вплоть до обращения к историческим формам самоуправления — таким как сельский либо слободской сход, «чорна рада» и избираемый ими батька-атаман, при определенном стечении обстоятельств.

«Может много всего вылезть наружу. Я вижу, как активно Китай заинтересован в наших землях, как активно он лезет в Беларусь. Раньше я была уверена, что этот закон нужен — шаг в демократию. Сейчас большие сомнения в том, что это делают для людей. Много земли в аренде у американцев и всё больше у китайцев. А люди им не нужны даже в виде наемных работников, — рассказывает нам Татьяна Бабинич, одна из лидерок кампании против Коксохима, об опыте Красноградского района. — У нас был дом в селе Николо-Камышеватая, там американцы платили 2000-3000 гривен в ГОД за пай земли, а работали у них поляки — видимо, самые недорогие из образованных. Местные говорили, что сначала пытались нанимать их, но они не умеют работать на современной технике и любят выпить, в итоге те отказались и привезли поляков. Каждый клочок земли был засеян, никакого отдыха полям сейчас никто не устраивает, поливают химией и вперед».


За время карантина экология улучшилась настолько, что за отделением “Новой почты” на Гагарина, 48 возник уголок домодерновой сельской идиллии

Еще один вызов связан с принятым весной законопроектом №2194 о внесении изменений в Земельный кодекс, согласно которому земли за пределами населенных пунктов могут передаваться из государственной собственности в коммунальную. На первый взгляд, местные сообщества действительно должны относиться к ним более бережно, чем кто-то из центра, но в Украинской природоохранной группе (UNCG) с этим не вполне согласны. Поскольку во многих громадах финансы поют романсы, их власти могут вырубить находящиеся на этих территориях леса и сдать расчищенные площади в аренду аграриям якобы для наполнения казны — а расходы на корчевание окупятся уже за 2-3 года. В пределах Харьковщины это относится, прежде всего, к Изюмскому району, с его обширными лесными массивами и большими финансовыми проблемами. «Помочь можно, только помогать нечем… Мы живем из местного бюджета и чем дальше, тем больше на нас сбрасывают и сбрасывают эти социальные программы. Также упали доходы бюджета в связи с коронавирусом, локдауном и всем прочим», — говорил в апреле телевизионщикам изюмский городской голова Валерий Марченко о карантинных выплатах бизнесу, средства на которые ХОГА просила наскрести на местах. Как мы уже писали, только среди школ Харьковской области каждой пятой грозит закрытие из-за отсутствия средств.

Таким образом, на наших с вами глазах заканчивается пора наивного мещанского «тихого життя» и загребания под себя рядовыми гражданами всего, что плохо лежало. Против мелкой хищной рыбешки выходят огромные акулы, которым нужен весь корм без остатка, которым уже не нужно ничем прикрываться, не нужно сохранять 30-летний общественный договор: «вы грабите предприятия и недра, а мы тащим с них на продажу гайки, приватизируем квартирки и копаемся на огородах». Эта затхлая и гнилая эпоха подходит к логическому финалу. Теперь отсидеться и выплыть по одиночке так легко не получится.

Если кого-то не устраивают новые правила игры, нет смысла пытаться немного отмотать историю вспять, чтобы затем в процессе неумолимой частнособственнической конкуренции прийти к тому же. Лучше ударить в сам корень проблемы: на селе забрать землю у латифундий, организовав на ней свободные крестьянские коммуны и объединив их в ассоциацию, а в городе – создать такую же сеть самоуправляемых потребительских кооперативов, солидарно планируя хозяйство исходя из потребностей населения, а не экспорта за рубеж. Столетие назад такую систему назвали синдикально-кооперативной федерацией.

Но это всё пока из области возможного. Однозначно же можно сказать лишь то, что результатом притока в областной центр “лишних людей” из села будут становиться дальнейшие облегчение манипулирования массами и общее упрощение городской социальной структуры при одновременном углублении имущественного неравенства. По районам Харькова будут всё активнее отгораживаться друг от друга: закрытые дворы ЖК начали входить в моду еще с начала прошлого десятилетия, и тенденция к созданию “режимных” городков со своими магазинами, школами и всей инфраструктурой получит мощный стимул к развитию. На выходе получаем типичную для стран с быстрорастущим рынком недвижимости картину урбанистической модели с фавелами для бедноты, где зашкаливает небезопасность, и охраняемыми по периметру благополучными кварталами, куда “посторонним вход воспрещен”.

https://assembly.org.ua

https://assembly.org.ua

Поділитися посиланням: