ДЕНЬ НЕЗАВИСИМОСТИ. ЛУГАНСКОЕ ПОБОИЩЕ.

24.08.2021

Предистория.

Шагнув в капиталистический мир экономика Украины пережила шоковую «терапию». Не в таком стремительном формате как в России, но со своими особенностями.

Выход из СССР не решил проблем рабочих регионов с дефицитом товаров первой необходимости. Однако возникли новые проблемы неравенства и эксплуатации.

Шахтёры Луганской области в конце 90-х годов находились в очень тяжёлом положении. Угольная промышленность региона находилась в стадии упадка, задержки по выплате заработных плат рабочим шахт со времени обретения Украиной независимости стали нормальным явлением.

В 1997 году, как и в предыдущие годы, в Луганске состоялся пикет под руководством НПГ щахты им. Н.П.Баракова г. Краснодона, который, как всегда, вызывал сочувствие и поддержку у луганчан. Пикет завершился выплатой задолженности по зарплате.

Однако вскоре практика невыплат и накопления задолженности быстро восстановилась. К началу лета 1998 года она составляла по времени 6 месяцев, а по регрессным и прочим выплатам – до 3 лет. Уровень жизни неуклонно падал, люди бедствовали.

На фоне других шахтерских выступлений в мае-июне 1998 г., после долгого раздумья Правительство пошло на соглашение с горняками. Согласно ему, должна была производиться регулярная текущая оплата труда, начиная с 1 января 1998 г., а в срок до 10 июля 1998 г. – погашение накопившейся задолженности по зарплате пока за два месяца прошлого года.

Горняки с этим согласились, тем более что правительство пошло на это после внушительных акций: похода 1000 павлоградских шахтеров на Киев, пикетов во всех областных центрах угольных регионов Украины, пикетирования Луганской облгосадминистрации с 24 мая по 19 июня шахтерами пяти шахт г. Первомайска (в пикете стояли до 1000 шахтеров, требования которых были частично выполнены). Конечно, власти наблюдали за обстановкой в Краснодоне, известном своими организованными выступлениями. В период общих выступлений по Украине НПГ ш. им. Н.П. Баракова объявил забастовку и лидер НПГ шахты им. Н. П. Баракова Дмитрий Калитвенцев был вызван в Киев на переговоры вместе с председателем ПРУП и директором шахты, и пикет, который готовился с 01.07.1998г., не состоялся.

В этот же период в конце июня в Луганск вышла небольшая группа горняков, не получившая на то «добро» от НП. Она быстро возвратилась домой с двухмесячной зарплатой. Итого 50 горняков были в пикете с 1 по 4 июля 1998 г. Часть из них участвовали в пикете с15.07.1998г по 17.12.1998г. В нарушение достигнутых в мае 1998 года договоренностей, Минуглепром разослал на шахты телеграммы о замораживании задолженности по заплате за 1997 год до 1999 года. Что касается текущей зарплаты, то она также не выплачивалась, и до 10 июля обещанные деньги за 2 месяца шахтерам «бараковцам» так и не были выплачены.

Одна из наибольших задолженностей в отрасли к этому времени накопилась в ГХК «Краснодонуголь». В пределах самой холдинговой компании она была наибольшей на шахте им. Н.П. Баракова (всего их было в ОАО 12). Сами горняки расценивали это как расправу над шахтой за ее лидерство в борьбе за интересы шахтеров. Независимый профсоюз горняков этой шахты добивался не только своевременной оплаты труда, но и налаживания нормальной производственной деятельности предприятия и даже разработал рекомендации для региона. Лидер профсоюза, депутат Луганского областного совета Дмитрий Калитвенцев подал об этом письма руководству шахты, руководству компании, также в областной совет на имя председателя областного совета.

Проблемы сбыта угля через посредников была актуальна и являлась одной из причин стагнации угольной промышленности Донбасса. Посредничество в закупках угля перераспределяло прибыль от добычи угля через механизм спекуляции. Таким образом горняки были вынуждены работать без зарплаты месяцами, а угольные барыги тем временем наживали целые состояния.

Между тем, обстановка быстро ухудшалась. И если случались редкие выплаты денег на шахтах, то они превращались в своего рода издевательство: платили по 20- 30 гривен неизвестно за какой месяц, всем денег не хватало. Случались смерти в очередях, как например, умерла в очереди рабочая шахты «Суходольская Восточная» Ежикова (дочь ее в последствии принимала участие в пикете). Директор определял очередность и выдавал сумму тому или иному человеку произвольно. Практиковалось «вознаграждение» за выплату денег, то есть то, что сейчас называется «откатом». На шахте «Таловская» висело объявление о том, что зарплату можно получить за 10% «чаевых».

Профсоюзы как могли отстаивали права рабочих на своевременную выплату ЗП. И правительство несколько раз показательно делало уступки рабочим. Однако часто слова оставались лишь словами. Летом 1998 года, к 10 июля, выяснилось, что Правительство и Минуглепром в очередной раз обманули шахтеров. Обещанных денег не выплатили. Подождав еще 5 дней, 15 июля большой отряд горняков – около 100 человек, двинулся походом на Луганск.

Начало пикета.

Годом ранее шахтёры города Краснодон уже стояли пикетом у областной администрации и власти примерно знали как бороться с такими акциями рабочих.

Практика удовлетворения требований пикетчиков утвердилась нехитрая. С самого начала руководители знали, что деньги пикетирующим они выплатят. Но сколько именно – зависело уже от противоборства и равновесия сил. Если настрой у пикетирующих был слаб, да еще к тому же их было мало, то и задолженность погашалась в малых размерах. Чем дольше стояли люди, тем большая сумма требовалась, чтобы они согласились снять пикет.

Требование зарплаты через акции протеста – забастовки, голодовки, невыезды из шахты и т. д., – стало привычным явлением с 1989 года. Однако в этот раз пришли самые стойкие, самые твердые и, что было неприятно для администрации, самые юридически грамотные и самые авторитетные в шахтерской среде борцы. К тому же, пришедших возглавляли шахтеры – депутаты, получившие значительный вотум доверия со стороны жителей Краснодона на выборах в советы в марте 1998 года.

Задетые за живое, директора и их руководители на разных иерархических ступенях отрасли в своей неприязни именно к этому пикету быстро нашли общий язык с облгосадминистрацией и решили покончить с авангардом шахтерского движения, унизив и уязвив пикетчиков как можно больше и затем отправив их назад практически ни с чем. В эту операцию были вовлечены милицейские силы. Соответствующая информация из обладминистрации поступала также в прокуратуру и судебные инстанции, в Киев. Именно в этом – в столкновении авангарда шахтерского движения, шахтеров-депутатов с одной стороны и околоУгольных кланов, обслуживаемых государственными и силовыми структурами с другой стороны,- и кроется смысл пятимесячного противостояния в Луганске.

В облгосадминистрации, в Минуглепроме были созданы группы «разработки» пикета, от них информация собиралась ежедневно в Администрации Президента. Многое зависело от достоверности поступающей снизу вверх информации. На местах перед вышестоящими инстанциями старались с самого начала пикет если не замолчать (что в принципе было невозможно: за пикетом следили и вели видеосъемки не только милицейские специалисты или клерки из отдела угольной промышленности облгосадминистрации), то хотя бы умалить его силу и значение, представляя его как незначительную вылазку темных и алчных бездельников, не желающих войти в положение государства. Налицо был виден союз интересов администраций шахт, кланов перекупщиков, местной власти и силовых структур.

С самого начала пикета местная милиция взяла его в плотное кольцо, не пропускала к шахтёрам местных жителей и политических активистов. Колонны рабочих сопровождались цепью милиции и отрядов «Беркута». Но всё же луганчане, сочувствовавшие протестующим как могли помогали и поддерживали их. Законность пикета была очевидной. Шахтеры прошли все процедуры по разрешению трудового конфликта. Пикетирующие с самого начала показали свою более высокую правовую культуру. Всё проходило в рамках действующего законодательства и фактически буржуазным властям не за что было зацепиться чтобы решить вопрос при помощи силы.

Однако не всё в буржуазном государстве делается в рамках его законов. Для него существует лишь один закон – закон силы. Началась беспрерывная череда милицейских провокаций. Пикет окружили усиленной охраной. Вокруг облгосадминистрации стояли через каждые 10-20 метров патрули. Был невообразимо усилен пропускной режим. Постоянно дежурящим безо всякой на то надобности у пикета сотням милиционеров было дано распоряжение: ловить шахтеров на каждой оплошности, документировать каждое нарушение.

Дошло до того что нескольких шахтёров принудительно отправили на экспертизу с целью выявить их состояние. Милиция хотела найти среди бастующих нетрезвых и использовать это против репутации пикета. Но никто из задержанных шахтёров не выпил ни грамма, что и подтвердила экспертиза. В целом можно сказать что на пикетчиков оказывалось колоссальное моральное давление с целью сломить их дух без применения силовых мер воздействия в виде разгона. Силовики начали ходить по дворам и настойчиво спрашивать людей не мешают ли им бастующие по ночам и прочее. Для дискредитации митинга применялись все средства.

В начале августа место где разбили лагерь рабочие уже напоминало концентрационный лагерь. Прожекторы ночью освещали небольшой пятачок палаточного лагеря, мешая спать людям. Милиция неоднократно совершала рейды, сродни диверсионным. Проводились поджоги, о чём шахтёры докладывали местным властям. Но власти Луганска, во главе с Ефремовым (тогдашним главой Луганской ОГА) оставались глухи.

Депутат А. Ефремов в Верховной раде

16 августа 1998 г. в час ночи на шахте им. XIX партсъезда в поселке Сутоган прогремел взрыв. Погибло 24 человека. Любое подобное известие тревожит донбассовцев, а особенно шахтеров. Пикетирующие решили принять участи в похоронах. С некоторыми горняками из Сутогана они были знакомы лично по профсоюзной борьбе. Часть бастующих отправилась на похороны жертв капиталистической эксплуатации. В ночь с 18 на 19 августа схватить лидера Дмитрия Калитвенцева. Но шахтёрам удалось отстоять своего лидера, буквально вырвав его из рук милиции.

Разгон на день независимости.

Около 19 часов, в тот самый момент, когда первые 2 отряда пикетчиков стали получать керосин для факелов, вдруг к штабной группе у чучела подошли милицейские начальники, из которых запомнился Н. Журавлев, и заявили, что в чучеле заложено взрывное устройство и его надо забрать. Шахтеры знали, что в чучеле ничего нет. Но после обмена мнениями сказали, что вы, милиция, можете подложить взрывное устройство с целью провокации, а потому осмотрите чучело в нашем присутствии. Пока шли эти переговоры, милицейские колонны как-то незаметно и в одночасье отсекли остальные отряды от штаба и от этих двух первых отрядов, так что в эпицентре осталось не более 20-30 человек.

Толпу шахтёров разделяли на мелкие группы и поодиночке расправлялись с ними

В этот же момент стоявшие в бронежилетах и касках спецназовцы, надели на себя черные «намордники». Стоявшие спокойно шахтеры, все еще продолжавшие переговоры, вдруг услышали отчетливую негромкую команду: «Беркут, пошел! Глубина 5 метров». Не стало видно ни двух якобы саперов, раскладывавших свое снаряжение, ничего. «Беркут» ринулся на людей. Раздались крики. Дубинки мелькали в воздухе, молотили по головам, по плечам. Людей сбивали с ног. Все слилось в страшный, многосотенный, мужской крик, в громадную темно-синюю свалку с эпицентром, где над сбитыми на асфальт людьми нависали по 6-7 «беркутовцев» и милиционеров над каждым шахтером.

Как вспоминают сами шахтеры, было несколько атак “Беркута”. Было то, что запрещено: удары по голове, по лицу, почкам, а также применение газа нервно-паралитического действия «Терен-2». Как описывает очевидец, после побоища отделенные сдерживавшей их милицией остальные пикетчики прорвали милицейские заслоны, все вместе шахтеры сели на асфальт и устроили манифестацию протеста. Но отряд «Беркута» бил и тех кто стоял и тех кто сидел или уже лежал на земле с разбитой головой. Шахтёров добивали даже тогда, когда они уже и так лежали на земле не в силах подняться.

Ответственным за разгон со стороны силовиков был генерал Будников. Однако вину за насилие ему следует разделить со всей Луганской облгосадминистрацией, включая господина Ефремова и прочих. Но если говорить откровенно, это вина всей буржуазной капиталистической системы Украины, начиная от администраций шахт, заканчивая тогдашним премьером Пустовойтенко и президентом Кучмой. Иначе это объяснить не получается.

Отряд луганского “Беркута” вечером 24 августа

Отбивались протестующие самодельными факелами. Не было ни камней, ни прутьев, ни палок, ни бутылок с зажигательной смесью. Хотя милиция хотела выставить шахтёров чуть ли ни как террористов, у которых были «где-то спрятаны взрывные устройства». Всего пострадало около 50 чел. За скорой помощью обратилось 22 человека (списки всех обратившихся имеются). Немедленно госпитализированы 9 пострадавших: 4 – в областную больницу, 3 – в 6-ю больницу, 1 – во 2-ю, 1 – в Юбилейнинскую больницу. В ближайшие дни, со слов больных и медработников, просивших не называть их имен, были выписаны под давлением милиции 5 человек, даже с сотрясением мозга.

Пока шахтеры перевязывали раны, приводили себя в порядок, глотали лекарства (были сердечные приступы, повышение давления), а скорая помощь развозила раненых по больницам, через площадь пустили людей, шедших с концерта. По пути им говорили, что это шахтеры напились пьяные и дебоширят, а милиция их успокаивает.

В СМИ «Луганское побоище» старались не освещать и вообще блокировать всякую информацию о том, что произошло 24 августа.

Митинги под Луганской ОГА продолжались до декабря.

Самосожжение Александра Михалевича и штурм Луганской ОГА. Заключение.

О степени отчаяния людей можно судить по одному трагическому случаю, произошедшему 14 декабря под ОГА. Ночью к милицейскому оцеплению возле здания облгосадминистрации ринулся человек. Он горел. Это был шахтёр Александр Михалевич. Не в силах терпеть бедственное положение себя и своих товарищей он решился на акт самосожжения. После его смерти, в Краснодоне у него дома была обнаружена предсмертная записка, в которой Александр объяснял свои намерения следующим образом:

«Не могу больше терпеть и ждать каких-то обещаний, не верю и в выдачу задолженности 15 декабря. Поэтому я решился на этот поступок. Надоели издевательства со стороны руководителей шахты и администрации. Это не выход в жизни, но, может, из-за моего поступка скорее решатся дела. Сам трезвый и нахожусь в нормальном состоянии. Отвечаю за свои действия»

16 декабря шахтеры ринулись на штурм облгосадминистрации, и их стала сдерживать милиция, закаленные в битве горняки кричали: «Беркута сюда давай!», на что милицейские начальники отвечали: «Нет, «Беркута» мы вам не дадим!», хотя спецназовцы со щитами стояли во внутреннем дворе обладминистрации. И ни один начальник не взял бы на себя ответственности дать им команду, потому что после 15 декабря все действия власти в этом направлении были вне закона: окончился срок удовлетворения требований, назначенный Верховной Радой Украины. Шахтёры выламывают двери, бьют стёкла, но дальше не идут. Выскакивает Д. Калитвенцев и быстро овладевает ситуацией. И только штурм вынудил губернатора, и вместе с ним и киевское начальство мгновенно решить вопрос о требуемой сумме выплаты долга.

Часа через два переговоров (директора были здесь же), пикетчикам был представлен новый генеральный директор «Краснодонугля», назначенный в этот же вечер, сообщил о выплате денег. Поданы автобусы, людей начинают вывозить. Лагерь моментально свертывается. Утром на место пикета прибыли городские коммунальные службы и бойцы «стройбата» для зачистки территории недавнего пребывания пикета. Целую ночь шла процедура выплаты денег: вызвали плательщиц, привезли к месту выдачи «на нейтральной территории» в поселке Новосветловка.

К 6 утра деньги получили все.

Вот таким остался в истории день независимости 1998 года в Луганске. Кровью на асфальте.

Это краткий пересказ статьи Заливной Л.Н. и Калитвенцева Д.Д.. Полную версию можно прочитать по ссылке ниже. На наш взгляд этот пример борьбы рабочего класса нашей страны не должен оставаться без внимания. Поэтому, распространяйте её среди своих друзей и знакомых. Ведь с того момента прошло ровно 23 года и многое уже давно забыто. Но память народная будет жить вечно, если сам народ позаботиться о её сохранении.

Свобода или смерть!

Материалы, использовавшиеся при написании:

1. Оригинал статьи: http://chaika.org.ua/velykiy-piket/

2. https://liva.com.ua/lugansk-battle.html

3. https://nk.org.ua/p/luganskoe-poboische-00363842

4. https://www.istpravda.com.ua/digest/2013/12/14/140405/

Інші статті автора:

Поділитися посиланням: